Валюты

Лавров объяснил, что останется от Украины после спецоперации

«Сейчас география другая» 

Неизбежность и облегчение. Именно эти ощущения испытал Лавров с началом специальной военной операции России. Об этом глава МИД сказал в вышедшем в среду интервью. И в этом же интервью он произнес слова, после которых неизбежность и облегчение испытало большинство русских людей. Слова о будущей географии Украины. 

А география будет такая: «Это далеко не только ДНР и ЛНР, это еще и Херсонская область, Запорожская область и ряд других территорий, и этот процесс продолжается, причем продолжается последовательно и настойчиво». Что такое ряд других территорий, можно видеть уже сейчас — Харьковская область, Причерноморье (Одесса, Николаев).

Тут стоит остановиться на замечании Лаврова, что во время встречи переговорщиков в Стамбуле в конце марта положение дел в этом вопросе существенно отличалось, а вот уже сейчас «география другая». То есть у России нет цели захвата территорий, есть цель демилитаризации «в том смысле, чтобы не было никаких угроз нашей безопасности, военных угроз с территории Украины, эта задача и остается».

Но терять территории Украину заставляет Запад, накачивая страну оружием. И мнения украинцев никто не спрашивает, что недавно четко объяснил сенатор Клишас: «Украина давно утратила статус суверенного государства и скоро лишится и статуса субъекта международного права, по факту это уже так. Территория Украины — объект, предмет переговоров, причём это прямое следствие антиконституционного государственного переворота». Мало того, по словам Лаврова, Украину «буквально удерживают от любых конструктивных шагов».

А значит, тема «географии» будет продолжена. «Географические задачи» спецоперации будут отодвигаться от нынешней линии еще дальше. Потому что, как сказал Лавров, «мы не можем допустить, чтобы на той части Украины, которую будет контролировать Зеленский или кто его заменит, находилось оружие, которое будет представлять прямую угрозу» территориям России и тех республик, которые хотят свое будущее определить самостоятельно.

И еще один немаловажный момент. Если на каком-то этапе коллективный Запад вдруг очухается, заявит, что погорячился и хочет в восстанавливать отношения с Россией, то не следует его отталкивать. «Но надо посмотреть, насколько это нам выгодно, а уже потом реагировать».

Лавров, по большому счету, сказал то, что все и так ждали, и что и так происходит, просто описал процессы. Но. Не очень понятные простому человеку термины денацификация и демилитаризация (это вот физически, в реальности, на земле — как?) воспринимались с трудом. А хроническое запаздывание объяснений таких «пугающих» моментов, как отход от Киева или со Змеиного, или обменов пленных на нацистов, только увеличивало тревогу. А ну как сдадут, отведут войска, договорятся о какой-нибудь мифической «дружественной Украине»… И эти настроения только распалял в обществе противник, используя весь арсенал методичек информационной войны.

А вот теперь, после слов Лаврова, можно выдыхать — наконец вслух одним из первых лиц государства произнесено: никакой сдачи территорий не будет, останется только небольшой клочок разоруженной «украинской» Украины, никаких договорняков. Неизбежно. Неизбежно будет так, как надо России. И это — облегчение.

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»