Новости

Ближний Восток стал опорой России в противостоянии с Западом

После начала СВО страны Запада решили изолировать Россию, введя против Москвы рекордный объем санкций. Однако страны Ближнего Востока, несмотря на внутренние противоречия и антагонизм, не только не присоединились к санкциям, но и стали активнее развивать отношения с Россией. Почему Ближний Восток пошел наперекор Западу?

За последний год страны Ближнего Востока неоднократно давали понять, что не поддержат идею изоляции России. Это отображалось не только в интенсификации экономических, но и политических взаимоотношений. Среди прочего, тенденция прослеживалась в таком важном для Москвы и Запада вопросе, как голосование стран-участниц ГА ООН по российским и антироссийским резолюциям, тем самым делая «мировые замеры» общественных настроений.

Развиваются контакты и на высшем уроне. Помимо серии встреч с лидерами региона в рамках саммита ШОС в Самарканде, Владимир Путин провел содержательные переговоры с президентом ОАЭ Мухаммедом бен Заидом аль-Нахайяном. В ответ на это в адрес арабов посыпались угрозы со стороны США. Звучали даже требования вывести американские системы ПВО из Эмиратов и Саудовской Аравии.

Но Ближний Восток – это не только арабы и богатейшие монархии Залива. С Ираном отношения России носят стратегический характер, с Турцией происходит развитие во многих сферах экономики, с Израилем, несмотря на политический кризис в этой стране, получилось сохранить нейтральные отношения и сообща обходить санкции.

«Стоит отметить заслугу внешней политики нашей страны в том, что Москве удалось сохранить взаимную заинтересованность и высокий уровень отношений с государствами этого региона», – считает востоковед Кирилл Семенов, эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семенов.

Турция

В контексте СВО президент Тайип Эрдоган демонстрирует максимальную гибкость. Турция не вводит санкции, зарабатывая на этом, и критикует Запад за попытки «отменить Россию». С другой стороны, Анкара поставляет оружие в интересах ВСУ и не соглашается с доводами Москвы относительно причин СВО.

При этом в первые месяцы спецоперации Стамбул рассматривался как площадка для мирных переговоров между представителями России и Украины. Но, из-за позиции Британии и США, Киев провалил переговорный процесс. Параллельно с этим Турция становилась важным хабом (в том числе зерновым и энергетическим) для экспорта-импорта товаров в интересах России.

«Турция действительно стала логистическим хабом для обхода антироссийских санкций. Текущие позитивные изменения выглядят особенно ярко на фоне отката в отношениях России со странами Европы. При этом Эрдоган идет на максимальное сотрудничество с Москвой, желая получить дивиденды для переизбрания на выборах. В первую очередь это касается скидок на газ, что позволит сдержать рост цен внутри страны», – поясняет Семенов.

«Важнейшее значение имеет и создание на территории Турции газового хаба.

Что касается иных политических вопросов, которые не связаны с Украиной или Западом, то и здесь все развивается довольно продуктивно. В частности, Эрдоган хочет приурочить к выборам трехстороннюю встречу с Владимиром Путиным и Башаром Асадом. Однако, пока есть только принципиальное согласие Анкары и нет ответа Дамаска. С другой стороны, в последнюю неделю 2022 года в Москве состоялась встреча министров обороны и глав разведок Сирии и Турции. Так что скорость проведения переговоров на уровне президентов будет зависеть от Сирии», – отметил Семенов.

«Кроме того, у нас нет противоречий в решении Карабахского вопроса. Сейчас конфликт замкнут в треугольник Москва-Ереван-Баку. Турецкого угла там не видно. Даже в события вокруг Лачинского коридора Турция, скорее всего, не станет вмешиваться, поскольку Баку способен играть самостоятельную политическую роль в этих вопросах», – акцентировал политолог.

«Однако есть перспективы новой военной операции Турции на севере Сирии. Но вряд ли она повлияет на динамику российско-турецких связей. Кроме того, Анкара наверняка будет консультироваться с Москвой, если пойдет на такой шаг. Поэтому в 2023 году мы увидим развитие тех же трендов, которые были заложены в 2022 году лидерами России и Турции», – полагает Семенов.

Израиль

Несмотря на давление Вашингтона, Израиль не стал озвучить четкую позицию по поводу СВО. Кроме того, все разговоры о поставках израильского оружия для ВСУ не нашли своего продолжения. Отношения Москвы с правительством Яира Лапида оставались сложными и могли бы ухудшаться. Однако подчеркнуто антиизраильская позиция Украины по палестинскому вопросу не позволила Тель-Авиву пойти на сотрудничество с Киевом.

Теперь к власти в Израиле вновь пришел Биньямин Нетаньяху, который может похвастаться хорошими отношениями с Владимиром Путиным. Не так давно Нетаньяху удалось сформировать правительство, с чем российский лидер поздравил израильского коллегу. В ходе разговора премьер выразил надежду, что в скором времени «будет найден способ положить конец» конфликту на Украине. Он также подтвердил готовность к развитию отношений между Россией и Израилем в будущем.

«Отношение Израиля к Украине может еще больше охладеть, поскольку для нашей страны ценно сохранение теплых отношений с Россией, даже в ущерб сотрудничеству с США. В случае конфликта между Израилем и другими государствами региона, американцы вряд ли будут нам серьезно помогать. Там, как ни странно, действует серьезное антиизраильское лобби», – говорит сотрудник Института исследований национальной безопасности Тель-Авивского университета Саймон Ципис

«При этом Нетаньяху под силу еще больше охладить пыл сторонников поставок оружия для ВСУ, потому что между ним и Зеленским есть немало противоречий. Но если Россия будет расширять сотрудничество с Ираном в области вооружений, это соблазнит Израиль изменить свою точку зрения из-за желания сразиться с иранской техникой на поле боя. Хочется надеяться, что в 2023 году дело до этого не дойдет», – добавил Ципис.

Иран

Разговоры о развитии российско-иранских отношений в 2022 году стали мейнстримом в западной прессе и кабинетах высокого уровня. В последние месяцы в адрес России участились обвинения в якобы использовании иранских вооружений. С другой стороны, Тегеран также получает от Москвы новейшие технологии. Расширяется сотрудничество и в гражданских отраслях экономики.

«Россия и Иран оказались в одной санкционной лодке. Если раньше политические отношения между государствами были лучше, чем экономические, то сейчас вторая часть сопоставима с первой. Однако в Москве всегда были политики, настроенные на сокращение отношений с Тегераном в обмен на расширение диалога с Западом, а также еще большее развитие отношений с Израилем. Тем не менее, России удается сохранять баланс в отношениях с иранцами, израильтянами и арабами», – считает востоковед Саид Гафуров.

Ключевым достижением российско-иранских отношений последнего года стало развитие транспортного коридора «Север – Юг», считает эксперт. «Технически еще многое предстоит решить, но главное – это принятые политические решения. Коридор станет кратчайшим путем из Европы в Индию, оказывая влияние в том числе на Азербайджан и Армению», – рассказал он.

«Также у Ирана очень большой опыт жизни под санкциями, и он востребован Россией. Москва была готова к попытке Запада оказать экономическое и технологическое давление. Многое мы способны производить сами, но некоторые вещи закупаем у Ирана, в том числе товары химической промышленности», – отметил собеседник.

«При этом не стоит ожидать, что иранцы будут помогать России по зову сердца. Они помнят о своих выгодах. Поэтому нам с Тегераном по-прежнему тяжело договариваться и достигать взаимовыгодных условий, в том числе по вопросам кредитно-денежной политики. Это наиболее сложный вопрос в 2023 году», – резюмировал Гафуров.

Монархии Персидского залива

Страны арабского мира все чаще делают выбор в пользу стабильных и надежных партнеров. То есть тех, кто будет выстраивать отношения на равных, а не подходить к решению вопросов с позиции колонизатора. Кроме того, там ценят Россию за невмешательство во внутренние дела государств.

За последний год значительно улучшились отношения между Москвой и монархиями Персидского залива. Особого внимания здесь заслуживает сделка России и ОПЕК+ на фоне безрезультатного турне президента США Джо Байдена по Ближнему Востоку. Он пытался убедить местных экспортеров нефти увеличить добычу и ввести эмбарго на российские ресурсы, но страны-участницы этой организации, особенно ОАЭ и Саудовская Аравия, отвергли план Байдена.

«Сделку с ОПЕК+ можно действительно назвать нашим главным успехом в регионе по итогам 2022 года.

Это стало возможным благодаря уважительному выстраиванию отношений с Саудовской Аравией и странами Ближнего Востока в целом», – рассказал доцент Финансового университета при правительстве РФ Геворг Мирзаян.

«Кроме того, саудовскому кронпринцу Мухаммеду бин Салману льстит то, что Владимир Путин особо отмечает его вклад в международные дела, включая допуск до посреднических ролей в украинском конфликте. Перед принцем сейчас стоят задачи укрепления своего влияние в мире, в том числе нивелирование эффекта от дела Джамаля Хашогги, поэтому он высоко оценивает помощь России», – убежден эксперт.

«Вместе с тем, саудиты очень четко поняли – нефтяное эмбарго, которое Штаты захотели ввести против России, не в их интересах. Сегодня Вашингтон использует такой механизм против Москвы, а завтра захочет использовать против Эр-Рияда. Поэтому саудиты демонстративно солидаризировались с Россией», – считает собеседник.

«По сути, этот результат является дивидендами от долгосрочных военно-политических инвестиций России в Ближний Восток. В отличии от США, Россия всегда настаивала на компромиссных решениях и диалоге между странами. Такая позиция нивелировала сказки западных партнеров о союзничестве России с Ираном в борьбе против суннитских монархий», – акцентировал он.

«Штаты также совершили большую ошибку, отказавшись диверсифицировать свои отношения с ближневосточными странами. Вместо того, чтобы допустить наличие у Эр-Рияда других партнеров, понимая, что при правильном подходе США все равно останутся главными, они начали всячески этому сопротивляться. Тем самым они дали хорошие шансы тем, кто хочет развивать отношения с Саудовской Аравией – России и Китаю», – считает политолог.

«Также на Ближнем Востоке у нас достаточно тесные отношения с Катаром и ОАЭ, но это все производные от отношений с Эр-Риядом. Для них Саудовская Аравия – это старший брат в регионе, даже не смотря на возникающие между ними конфликты. Поэтому развивать отношения с Ближним Востоком Москве, в первую очередь, нужно через поддержку уже сложившихся партнерских отношений с Эр-Риядом. При этом баланс в отношениях с другими игроками станет надежной опорой России в противостоянии со странами Запада», – заключил Мирзаян.

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»