Бизнес

Добрый день, дорогие друзья, как дела, мы сегодня про унылый танковый шлейф после встречи на базе Рамштайн.

Орда, 23.01.2023 

Все уже видели, наверное: замах там был на евро, мол, сейчас как поставят хохлам миллион вундервафель под весеннее наступление! — но удар в итоге получился на тугрик. 

Танки на встрече так и не согласовали – и, по общему мнению, в этом вопросе козлит в первую очередь Берлин, у которого то Леопарды поломаны, то он не хотел бы свои резервы опустошать, то ему надо, чтоб американцы сперва хохлам свои танки поставили, то ещё что. 

Сегодня польская гиена даже пригрозила Германии глобальной изоляцией, если руководство страны не проявит в танковом вопросе гибкости.

В ТТХ немецких танков мы разбираемся примерно никак, и попробовать размотать поведение ФРГ хотели бы с другого конца (снова с щепоткой игровой теории, простите). 

Потому что поведение это само по себе странное: вроде бы все договорились взяться за руки и победить Россию, вроде бы Европа в опасности, демократия в опасности, всюду русские шпионы, давай, вложись как следует, заснабжай хохлов оружием, чтобы они до последнего Тараса – 

Но нет. 

Но почему? 

Мы уже как-то писали, что «коллективный Запад» — это для нас с вами скорее удобная собирательная абстракция, когда речь заходит о культурных и психосексуальных девиациях. В действительности, конечно, никакого коллективного Запада не существует. Периодически их внешнеполитические интересы пересекаются, и они какой-то отрезок стараются шагать в ногу, но даже на уровне «США-Европа» речь идёт о двух разных игроках. 

Достаточно разных, чтобы вести торговую войну вокруг Боингов и Эйрбасов с 2004 по 2021 год – и намотать на неё также двухзначную тарификацию стали, алюминия, сыров, вин, виски, масла и мотоциклов Harley (список далеко неполный, разумеется). 

То есть, полагать, что они там вдруг навечно слились в экстазе по теме России мы бы не стали. Два крупных технологически прокачанных игрока, которые борются за доступ к внешним рынкам, потому что их экономики ориентированы на экспорт – такие, конечно, могут делать вид, что они крепко дружат против авторитарных России и Китая, но при первой возможности они также с удовольствием всадят друг другу вилку в глаз. 

Собственно, США вилку в глаз Европе уже всадили, между делом отрубив её от поставок российских энергоресурсов, эту тему мы разматывали на прошлой неделе. И вот теперь Европа – а вместе с ней и немецкий локомотив – ходят с вилкой в глазу и пытаются просчитать свои дальнейшие действия в непростом геополитическом замесе. 

Давайте на пару минут попробуем поставить себя на место Германии и прикинуть, к чему мы с вами приплыли на одиннадцатый месяц конфликта вокруг 404. 

Первое. Мы, очевидно, полагали, что весенний экономический пресс согнёт Россию в дугу, иначе зачем кинулись бы вводить тысячи санкций, обгоняя на этом треке даже пиндосов, которые, кстати, в санкционную войну зашли более чем умеренно? Мы даже ЗВР русским заморозили для верности.

Бюджет РФ, действительно, был очень сильно завязан на экспорт в ЕС и импорт из ЕС, который коллективно являлся крупнейшим торговым партнёром официальной Москвы – и у нас были все основания полагать, что сырьевую-то, отсталую экономику мы сумеем быстро завалить, если как следует возьмёмся за руки и изобразим солидарность. 

И, вполне вероятно, что даже сейчас, одиннадцать месяцев спустя, мы не до конца понимаем, почему русский медведь прошлой весной в итоге отскочил неваляшкой, отряхнулся и продолжил насыпать хохлам как ни в чём не бывало.

Второе. К тому моменту, как мы поняли, что экономический блицкриг не удался, выяснилось, что это не русские сидели на нефтегазовой игле, как мы им десятилетиями говорили, а мы сидели на русской нефтегазовой игле – и сниматься с этой зависимости, по большому счёту, нам сегодня нечем. 

Потому что нефтегаз нужен примерно всем на планете, а его производителям нужен хороший ценник на углеводороды, из-за чего они не горят желанием наращивать добычу, понижая стоимость прибыльного ресурса ради нашего спасения. Периодические турне наших официальных лиц на Ближний Восток прорывных результатов тоже не дают.

Открытие неприятное, но времени на его осмысление толком нет, потому что русские уже летом начали исполнять симфонию на вентилях, и спотовые цены на газ на европейском рынке пошли ставить рекорды, разгоняя инфляцию. 

Третье. Шутки шутками, но мы на некоторое время вперёд потеряли российский рынок, который в Европе, вообще-то, крупнейший – и платежеспособность каким-то чудом умудрился сохранить. Предположим, что взамен российского рынка мы планировали по новой откупорить для себя более крупный американский (что вполне разумно), но уже к середине лета стало понятно, что наша рекордная за 30-40 лет инфляция и скачущие цены на углеводороды этому никак не способствуют. 

Поэтому у нас до сих пор никакого стремительного продвижения на американском рынке нет, по факту мы просто потеряли российский рынок и дешёвое сырьё, что для ориентированной на экспорт экономики не очень хорошо. 

На этом этапе проблема достаточно серьёзна, чтобы мы и прочие европейские дебилы обозначили план сокращения потребления газа промышленным сектором в ЕС на 10-15% (это много), а также понизили нормативы по отоплению, выключили подсветки зданий и фонтанов в некоторых городах, а где-то отрубили светофоры. 

Это необходимый шаг, чтобы сэкономить энергию, наполнить газовые хранилища к зиме и получить некоторый избыток энергоресурсов, который поможет в перспективе сбить инфляцию. 

Просто взяли и урезали спрос, на время забыв о принципах свободного рынка. План в целом разумный, но пока окончательно не заработает, бюргерам придётся орать от кратного роста по коммунальным счетам, бизнесу – консервировать мощности, а Uniper пойдёт под национализацию. 

Вы спросите: Орда, а танки-то, танки тут при чём вообще? 

Отличный вопрос, дорогие друзья, потому что в параллель с нашими экономическими трудностями также развиваются события на хохляцком фронте. 

Тут первое. Российское силовое решение хохляцкого вопроса для нас принципиально неприемлемо, и мы точно не знаем, как далеко Москва собирается в нём зайти. 

Но где бы русские ни остановились, по факту мы имеем агрессивный передел европейских контурных карт – и чем ближе к нашим границам он будет оформлен, тем выше вероятность, что в будущем нашу экономику необходимо будет перестраивать на военный лад, что отъест ресурсы от нашего гражданского сектора в такое непростое для экономики время. 

И дополнительно повысит шансы военного столкновения с ядерной державой – а кому такая перспектива понравится?

Поэтому для остановки России чуть заранее мы также решаем впрячься за хохлов на земле и начинаем скоординированно скупать остатки советской техники по всему миру – тем более, что хохлы с ней умеют работать, она не требует от них дополнительной длительной подготовки. 

Второе. Мы также тренируем хохлов на нашей технике и периодически отправляем им ту часть собственных арсеналов, которая нам уже не очень нужна, и которую мы у себя хотели бы обновить – всякие ЗСУ Гепард, БТР, панцергаубицы 2000, РСЗО MARS II и так далее. 

Одновременно схожую технику хохлам накидывают наши союзники по НАТО, потому что все хотят в разумных пределах обновить свои запасы и посмотреть, как их разработки проявят себя против русского оружия, не доводя дело до ядерного конфликта.

Сгружать свою технику хохлам нам не очень обидно, мы рассматриваем это как инвестицию на случай, если хохлы в том или ином виде победят – и для них наступит время благодарить своих доноров и возвращать проценты по кредитам. 

Примерно через полгода после начала СВО у хохлов случается настоящий успех, они забирают обратно часть Херсонской и Харьковской областей – и Европа радуется, потому что её допомога внезапно працюе, инвестиция имеет шанс отбиться.

Но за вторым наступает третье. Россия поднимает ставки и начинает выносить саломазохистам энергетическую инфраструктуру. Если вы читаете russki voenkori, то делает она это, как обычно, крайне неумело, не вовремя и не туда, но в течение последующих четырёх месяцев хохлы свой осенний успех развить почему-то не могут. 

Линия фронта стабилизируется, а затем русские вообще начинают давить на Донбассе и в Запорожье. И это только после первой – довольно аккуратной – волны мобилизации. 

Получается что. Получается, что ни скупленное советское оружие, ни Байрактары, ни Химарсы, ни Цезари, ни панцергаубицы, ни американские топоры, ни Джавелины, ни Стингеры, ни обученные подразделения, ни что-там-ещё-было – кардинальный перелом в пользу 404 оформить не смогли. Русские откатились, перегруппировались, теперь снова давят.

Установить же бесполётную зону над Украиной – это сейчас довольно утопично звучит, русские пока что даже гиперзвуком всерьёз не пользовались, а он у них тоже есть. 

Поскольку мы (продолжаем с точки зрения Германии) зашли в конфликт на все деньги, то нынешний расклад нас не устраивает никоим образом. Нам надо ещё раз собрать хохлов в кулак для мощного контрнаступления, теперь уже весеннего, и дать им соответствующую технику. И по идее, для этого наступления нужны танки. 

И вот теперь погнали, соберём всё вышеописанное в одну немецкую кучу.

К настоящему моменту вы знаете, что Россия уже сожгла плюс-минус 7,600 танков и других бронированных машин, и параллельно начала наращивать у себя производство колёсной и гусеничной военной техники. 7,600 — это больше, чем вы выпустили Леопардов 1 и Леопардов 2 (там по 2к+ каждого примерно, но первые Леопарды с вооружения уже двадцать лет как сняты, могли и распродаться как следует). 

Даже если вы отправите десятую часть вторых Леопардов – штук двести — и у хохлов случится ещё один успешный контрнаступ, где гарантия, что не повторится осенний сценарий, когда после марш-броска хохлы выдохнутся и снова начнут понемногу отступать, принимая удары по инфраструктуре? 

Другими словами, где гарантия, что какой-нибудь успешный хохлячий контрнаступ на отдельном участке фронта вынудит Россию наконец-то капитулировать? 

Где-то в глубине души вы догадываетесь, что гарантий таких нет. И там же понимаете, что если отправить не двести, а каких-нибудь двадцать или пятьдесят танков, то долгосрочный эффект от наступления будет ещё хуже.

В теории, можно пойти ва-банк и поставить пятьсот танков, Франция докинет сотни Леклерков, пиндосы подгонят сотни Абрамсов (непонятно, как столько хохлячих экипажей быстро обучить и сладить, но допустим). Но даже это количество будет всего лишь пятой-шестой частью от того, что Россия уже пожгла за 11 месяцев. 

Плюс, в таком случае это уже похоже на Третью мировую войну, которая вам сегодня вряд ли нужна, вас-то точно этой войной с лица Земли сотрёт, вы не самое большое государство на планете. 

Но и это не вся сложность. Быстро компенсировать себе такое количество основных боевых танков вы не сможете, на это требуются время и финансовый ресурс (один Леопард стоит примерно от $7 до $11 млн). 

И надо понимать, что вложения эти, вероятно, никак не отобьются, потому что танк – это танк. Вы его построили, поставили на вооружение, дальше он вас защищает и жрёт соляру, но денег в казну не приносит. 

То есть российские танки в будущем отдачу принесут в виде освобождённого от хохлов демографического пула, территории, промышленных производств, посевных площадей и так далее. В их производстве сегодня есть очень практичный смысл.

А вложение в немецкие танки отобьётся едва ли, потому что по завершении конфликта Германия не прирастёт ни новыми гражданами (разве что беженцами, но для этого танки как раз не нужны), ни территориями, ни промпроизводством. 

Не говоря уже о том, что проценты с инвестиций разрушенная хохляцкая экономика Берлину вряд ли когда-нибудь вернёт, хохляцкая экономика вже вмерла.

Далее. Трудности с вашей немецкой экономикой также остаются, даже если зима вас пока что щадила. Во-первых, к этой зиме вы ещё подготовились на российской энергоресурсной базе, а как оно будет в следующем году, никто не знает. 

Во-вторых, вы хотели бы в 2023 году снизить инфляцию с 10-11% до стабильных 6%, для чего вам нужно на внутреннем рынке нарастить предложение товаров гражданского сектора, желательно немецких. 

Делать это будет сложнее, если вы вместо этого как следует начнёте вкладываться в военное производство, потому что кривую производственных возможностей никто не отменял. Чем больше в Германии будет производиться пушек — при сохранении трудовых ресурсов, технологических и промышленных мощностей — тем меньше в Германии будет производиться масла. 

Тут напомним себе просто стоимость энергоресурсов и добавим к ней рекордную за всё время нехватку рабочих рук в ФРГ – около 1,74 млн незакрытых вакансий по всей стране в 2022 году. 

Местные производители и потребители гражданских товаров такому раскладу вряд ли обрадуются, плюс, внутренний гражданский рынок от импорта при нём защищать будет гораздо сложнее, есть шанс потерять доли рынка прямо у себя дома.

И это не всё. К настоящему моменту вы один из пяти крупнейших экспортёров оружия на мировом рынке. Причём, ваши позиции довольно шатки – даже ваша любимая польская гиена в прошлом году решила закупить уже не ваши Леопарды, а южнокорейские К2, хоть они и недешёвые (около $8,5 млн за штуку). 

На этом фоне, если ваши танки погорят на хохляцком полигоне, вашему экспортному потенциалу будет нанесён дополнительный имиджевый урон. Вы же и так недавно хохлам ПВО Ирисы-Т поставляли – так они уже несколько атак працювальником прощёлкали. 

В такой ситуации вам именно что нужно упирать на пропорциональные поставки танков хохлам от америкосов и французов. Не «каждый пусть по двадцать танков скинет», а именно пропорциональные, чтобы американцам и французам также впоследствии пришлось латать дыры в собственном арсенале. 

В противном случае латать дыры будете вы, а ваши друзья по НАТО в это время постараются отъесть у вас часть внешних контрактов. Они такие, они тоже безбедно жить хотят.

Наконец, вы не можете не понимать, кто в нынешнем раскладе и на сегодняшний день остался по-настоящему лох (помимо хохлов, разумеется). 

У России вот есть энергоресурсы, она приросла населением, территориями, добывающими и промышленными мощностями, она теперь единственная европейская по-настоящему житница (ну, ок, ещё Голландия, но той на всех не хватит) – и запустила маховик ВПК. 

У США вот тоже есть энергоресурсы, от которых вы теперь кабально зависите, продовольствия у них тоже в избытке, ВПК традиционно крупнейший на планете, им этот ваш европейский замес в целом норм. 

А у вас что? Какое у вас самое знаковое за одиннадцать месяцев достижение в экономике или внешней политике? Такое, чтоб без побочных эффектов вроде «слезли с российской иглы, но инфляция рекордная за 40 лет»? 

Одно хотя бы. Любое. 

И вот в этой точке, когда вам надо тушить экономический пожар дома и вовсю работать над диверсификацией поставок углеводородов на свой рынок, вам говорят, что сейчас в приоритете лучше свои основные танки хохлам сгрузить – авось, весенняя кампания принесёт какой-то результат и русские дрогнут и начнут извиняться, и возвращать территории. 

И зовут вас Олаф Шольц, и вы, вероятно, один из худших канцлеров за всю историю Германии. И вице-президент у вас этот зелёный дебил Хабек, а министр иностранных дел у вас такая же зелёная дура Бербок, которая на всех интервью по-прежнему саблей машет.

Дорогие друзья, вы, вероятно, не раз натыкались в Сети на тезис, что, мол, Запад будет снабжать хохлов всем в неограниченных количествах, потому что он любую проблему может завалить деньгами, лишь бы развалить Россию (давайте уже вдарим ТЯО!). 

Но вот мы с вами уже некоторое время наблюдаем странный немецкий кейс, в котором Берлин козой на верёвке упирается, но почему-то не хочет одномоментно сгрузить в 404 сотни единиц своего основного боевого танка. 

Наш анализ, разумеется, неполный, подводных камней в вопросах поставок оружия хохлам наверняка в разы больше. Но упрощённая картина конфликта совершенно точно не даёт ответ на вопрос, чего это Шольц вдруг из-за каких-то танков задёргался, раз всё его правительство стремится всеми силами победить в войне. 

Просто хотели напомнить, что с той стороны возможности тоже далеко не безграничны, что ресурсы и политическая воля там тоже исчерпаемы. 

Танки они наверняка ещё отправят, конечно, но теперь без лёгкого перьевого росчерка. 

Потому что реальность, очевидно, уже внесла свои коррективы в их планы — после того как свои коррективы в реальность внесли военнослужащие российской армии. 

И ещё не раз внесут, дорогой Олаф, и не два. 

[Орда] – родная, злобная, твоя

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»