Экономика

Какое будущее у российской экономики

 

По многочисленным просьбам читателей я подготовил статью о дальнейших перспективах российской экономики

Будущее родной страны волнует людей куда больше, чем дела у европейцев или американцев, хотя на самом деле это всё взаимосвязано.

Вы наверняка много слышали о том, как из-за санкций Россия перенаправляет потоки нефти и газа с Запада на Восток.

Экономика стран Востока к тому же растёт, растут и потребности в ресурсах, и без России им в этом плане никуда, вот они и не поддерживают санкции.

Всё это конечно хорошо, что нам оказалось куда пристроить свои ресурсы и без Запада.

А что не смогли пристроить, там остались при своих благодаря росту цен.

Но многие читатели посетовали на то, что неужели мы так и останемся чьим-то сырьевым придатком, и не пора ли развивать собственные производства, а не только поставлять ресурсы.

Проблема в том, что многие политики у нас и не видят ничего плохого, в том чтобы продавать ресурсы.

Цены на них резко выросли, и многие страны теперь мечтали бы оказаться на месте России, а выражение «страна-бензоколонка» теперь статусное.

Существуют примеры вполне благополучных стран, которые занимаются в основном продажей нефти и газа — Норвегия, Саудовская Аравия, ОАЭ, Катар и т.д.

А ещё экономисты говорят о том, что энергетический кризис продлится долго, т.е. цены на ресурсы будут высокими долгое время.

И что тогда в этом плохого?

У нас и при более низких ценах на нефть и газ было в стране достаточно экономистов, которые убеждали, что зачем нам что-то производить, если можно всё и так купить взамен на нефть.

И это было не просто мнение, а целая политика государства все эти годы.

А теперь, когда цены на ресурсы выросли, не возникнет ли соблазна в таких условиях и дальше оставаться сырьевой страной и ничего не развивать? К счастью, нет.

Почему — об этом на днях говорил Путин на заседании Совета по стратегическому развитию.

Цены-то на ресурсы выросли, вроде это и хорошо. Вот только европейцы из-за своих же санкций стали меньше продавать нам своих товаров.

А Европа была нашим основным торговым партнёром. И теперь у нас с ней из-за резкого роста цен на ресурсы с одной стороны и санкций с другой, образовался гигантский профицит.

Мы стали продавать своих товаров в 3,5 раза больше в денежном выражении, чем покупать европейских.

И такая торговля нам уже не интересна, потому что она непропорциональна. Реальных товаров мы стали получать меньше, а остальной расчёт идёт просто за фантики.

У нас конечно есть в стране любители собирать евро и доллары на своём счету, но думаю те, кто купил их весной по 100 рублей за штуку, остались сильно разочарованы.

И это не считая рекордной инфляции в США и ЕС, которая стремительно обесценивают эти бумажки.

А ещё у нас эти фантики либералы любили вложить в госдолг США или в евро на счета в западных банках, но теперь излишки валюты мы там хранить не можем, потому что у нас их тут же заблокируют в рамках санкций.

Стало быть, зачем нам вообще что-то продавать Европе, если с этими деньгами мало что можно сделать.

Разве что обменять на юани на бирже и купить что-то у китайцев. Но Китай и страны БРИКС готовят свою собственную валюту.

И когда она будет готова, доллар и евро потеряют свою актуальность.

Торговля с Европой через посредников частично конечно продолжится.

Любители западных товаров смогут получать их и дальше через параллельный импорт, и переживать им не стоит.

Взамен Европа сможет покупать наши нефть и газ тоже через посредников по серым схемам.

Но в общем и целом торговля с Европой сойдёт почти на нет, потому что ей нечего нам предложить на такую большую сумму за поставки ресурсов.

Цены на ресурсы будут высокими долго, плюс к этому действуют санкции, а это значит, что получается неравноценный обмен фантиков на дорогие ресурсы, и в прежних объемах поставлять ресурсы в Европу нет смысла.

Экспорт газа, например, уже фактически сократился.

А ведь ещё на Западе приняли потолок цен на нефть, а сейчас рассматривается и потолок цен на газ.

Потолок — это ещё одна несправедливость, когда Запад решает за нас, сколько должны стоить наши ресурсы, потому что текущая цена их, видите ли, не устраивает — дороговато.

Но мы не собираемся прогибаться, и нам проще вообще прекратить торговать с ними, а исполнение бюджета обеспечить поставками на Восток и тем, что Запад продолжит покупать часть ресурсов через посредников, кто не вводил против нас потолок.

Кстати, о бюджете.

Вся ирония этой ситуации, что негативна она вовсе не для России.

На протяжении всего 2022 года Россия получала сверхдоходы от продажи нефти и газа, даже несмотря на сокращение поставок на Запад.

Объемы-то сократились, но вот цены выросли.

Мы остались при своих, и даже вышли в плюс, просто у нас сейчас повышенные военные расходы, поэтому бюджет планируется с небольшим дефицитом, а если бы не этот конфликт, доходы бюджета России в результате только выросли.

Проигравшей стороной оказалась Европа, которая по подсчётам экономистов потеряла триллион долларов в год.

Именно на столько больше она теперь вынуждена тратить на покупку энергоресурсов.

Эту цифру приводит агентство Bloomberg, и по их мнению так будет как минимум до 2026 года.

Просто они демократично умалчивают о том, что после 2026 года от европейской промышленности мало что останется.

Но про Европу я упомянул в этой статье не чтобы позлорадствовать.

А к тому, что происходящее невыгодно прежде всего европейцам, а не нам.

Раньше европейская промышленность развивалась на дешёвых ресурсах из России, а российские экономисты либерального толка на радость Европе рассуждали, что зачем нам что-то производить, если можно продать нефть и газ и купить на вырученные деньги всё, что нам нужно.

Теперь ситуация складывается так, что это уже невозможно ни для нас, ни для европейцев.

В СМИ ещё всплыла информация, что американцы заставляют Европу заключать дорогие долгосрочные контракты на поставки газа — по принципу «бери или плати», т.е. обратного хода для Европы нет.

Если они завтра и решат отменить санкции, и снова покупать российский газ, им всё равно придётся платить за американский.

Для верности американцы также взорвали Северные потоки, что с одной стороны не оставляет выбора европейцам, а с другой — нам.

Даже если бы наши либералы вновь захотели продавать ресурсы, у них нет для этого технической возможности.

Трубы взорваны, новые ещё не построены, оставшиеся тоже под угрозой.

А европейцы заключают долгосрочные контракты на американский газ, который они в любом случае должны оплачивать.

Это означает, что им нет смысла покупать российский газ. В прежних объёмах по крайней мере, так уж точно.

Иначе придётся платить дважды — и за российский и за американский.

Теперь рассмотрим, не получится ли так, что мы просто станем опять сырьевым придатком, но на этот раз не Запада, а Востока?

Ведь на первый взгляд кажется, что именно к этому идёт дело.

Но тут опять обратимся к речи Путина на заседании Совета.

Он там ясно дал понять, что только к 2030 году Россия сможет переориентировать часть поставок газа из Европы на Восток, и то в лучшем случае половину объемов.

Это всё и так было понятно ещё весной, что на Восток у нас нет столько трубопроводов, а нарастить производство СПГ тоже требует времени.

Как и расширение железнодорожного сообщения для доставки товаров сухопутными путями — угля, зерна, металлов и т.д .

А необходимых для торговли ресурсами танкеров и сухогрузов у нас, кстати, тоже дефицит.

Закупка Россией некоторого числа подержанных танкеров лишь частично закрывает наши потребности.

А их число не сравнится с одним только греческим флотом, который насчитывает более 4000 торговых судов.

Раньше мы пользовались услугами стран ЕС по морским перевозкам, но санкции коснулись и этого.

Исключений удалось добиться только для зерна и удобрений в рамках зерновой сделки, да и то эти исключения не спешат вводить на практике, что ставит зерновую сделку под сомнение.

В общем, как видите, ситуация складывается таким образом, что у России чисто физически нет выбора, кроме как развивать свои производства, и до 2030 года ситуация никак особо не изменится.

С Западом у нас неравноценный обмен, в котором нет дальнейшего смысла, да и физических возможностей из-за подрыва газопроводов нет.

А с Востоком отсутствует необходимая инфраструктура, которую не построить за год или два, по мановению волшебной палочки.

Пока что мы разобрались на геополитическом уровне, почему несмотря на желание некоторых сил в нашей стране продолжать продавать одни только ресурсы, для этого нет объективных физических возможностей.

Теперь предлагаю рассмотреть, какие изменения от сложившейся международной ситуации происходят непосредственно внутри страны.

Во-первых, стоит сказать, что из-за конфликта у нас на полную мощность работает военная промышленность.

Производятся танки, БМП, истребители, беспилотники вроде «Ланцета» и другая техника.

Многие предрекали, что возникнут проблемы из-за санкций, но в реальности многие оборонные заводы наоборот разместили объявления о найме дополнительных сотрудников из-за расширения производства.

Вытаскивать чипы из стиральных машин и вставлять их в ракеты тоже не пришлось, как выдумывали свои небылицы наши соседи.

Их же авторства вброс про то, что ракеты у нас закончатся весной. Не закончились.

Часть военной продукции в рамках оружейных контрактов к тому же отправляется на экспорт. И учитывая неспокойную ситуацию не только у российских границ, в ближайшие годы будет бурно развиваться военная промышленность, и сможет обеспечить немалую долю ВВП страны.

Ведь другие страны тоже хотят для себя больше справедливости и пересмотра западного миропорядка, но и им вряд ли Запад уступит позиции без боя.

Военная промышленность — одна из самых технологичных областей, и в мире можно по пальцам руки пересчитать страны, которые производят, например, современные истребители и авиационные двигатели к ним.

С гражданской авиацией тоже всё совсем не так, как нам предрекали изначально — отрасль развивается, самолёты летают, разрабатываются и и строятся отечественные.

Теперь летать будет больше наших самолётов, а западные производители несут очевидные убытки. Вот вам и санкции.

Отдельно хочется сказать про автопром.

Помнится, весной разгоняли панику, что вот теперь у нас в стране ничего кроме Лады Гранты производиться не будет, да и та будет без подушек безопасности.

Сейчас Лады поставляются уже с подушками.

А сам завод работает теперь в интересах России, поскольку был выкуплен у французов за 1 рубль.

Также у нас возродился бренд «Москвич».

Хоть значительная доля комплектующих там китайские, но, как говорится, главное начать.

А вот что касается наших автомобилей «Аурус», там доля отечественных комплектующих уже достигла 70%, и налажено серийное производство.

Хоть немногим в нашей стране доступен этот автомобиль, но и в Италии лишь единицы ездят на «Феррари», однако это не мешает итальянцам гордиться своим автопромом. Точнее, не мешало гордиться.

В качестве примера ещё одной отрасли, которая нормально развивается под санкциями, хочется привести сельское хозяйство.

Ростсельмаш недавно сообщил о восстановлении производства зерноуборочных комбайнов, после перебоев с поставками комплектующих.

А Петербургский тракторный завод даже нарастил производство тракторов на треть. По итогам года будет выпущено 4,6 тыс. тракторов, хотя в прошлом году было произведено 3,6 тыс. — на тысячу меньше.

Все отрасли промышленности в одной статье перечислить невозможно, я привел несколько для общего понимания ситуации.

И конечно не всё и везде гладко, и в отдельных направлениях имеются существенные трудности, которые, впрочем, решаемые со временем. И пока они решаются, что-то можно купить и за границей.

Главное же, что я хотел сказать в этой статье, что наша страна находится сейчас в такой ситуации, когда у нас просто нет выбора, кроме как производить своё.

И это объективная ситуация, которая не нравится европейцам, ведь им хорошо жилось, пока Россия покупала у них готовые товары, но теперь возврат к прежней модели экономики чисто физически невозможен.

В качестве заключения хотелось бы привести ещё несколько важных цифр из заседания Совета по стратегическому развитию.

А речь там шла ни много ни мало, о 10 триллионах рублей дешёвых кредитов на развитие замещающих производств.

При этом уже отобрано 164 конкретных проекта на сумму 5,2 триллиона рублей в сфере химпрома, леспрома, автопрома, металлургии, судостроения и т.д.

Суммы серьёзные, и надо полагать, на эти деньги будет создано немало новых производств.

Ну и выводы из всего написанного. В производство планируется вложить немалые деньги, и как минимум критический импорт точно решили замещать.

А если немцы в будущем и захотят по уцелевшей нитке СП-2 покупать газ, то Евросоюз в общем и целом это уже не спасёт, они уже прошли точку невозврата, и не вижу ничего плохого, чтобы заработать и на этом, пока в мире такие высокие цены на газ.

Проблема была не в том, что Россия продавала нефть и газ, а в том, что надо было и заводы тоже строить, чтобы никто не мог шантажировать нас «адскими» санкциями.

И ещё важный момент. У России настолько много ресурсов, что нереально построить столько заводов, чтобы все их суметь переработать.

Так что в статьях нашего экспорта наверняка останется и продажа излишков ресурсов, но их доля в экспорте станет меньше, а товаров с добавленной стоимостью — больше. И это хорошо, что будет возможность продавать и то и другое.

Плохо тем, кто может продавать что-то одно. Для чисто сырьевых компаний это риск санкций, а для производителей — риск кризисов, торговых войн или вот как у европейцев — дефицита ресурсов.

И лучше, когда есть возможность производить товары из своих ресурсов и ни от кого не зависеть, а излишки, так и быть, продавать.

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»