Финансы

Россия выдержала девятый вал санкций, а доллары превратятся в фантики

 

 

Россия выдержала девятый вал санкций коллективного Запада: расчетная система работает штатно, панику на валютном и депозитном рынках удалось оперативно купировать. Решения западного блока приблизили крах гегемонии США в глобальной финансовой системе. Такие выводы содержатся в статье первого заместителя главного редактора журнала «Эксперт» Александра Ивантера.

 

Александр Ивантер. Иллюстрация: expert.ru

 

Согласно материалу, который построен на экспресс-оценке непосредственного ущерба, средне- и долгосрочных последствий беспрецедентного пакета финансовых санкций, наложенных на нашу страну в связи с началом специальной военной операции России на Украине, из $ 643 млрд накопленных Россией на 18 февраля международных резервов заморожено чуть больше половины — примерно 55%, 45% доступны.

По информации собеседников «Эксперта», неблокированные резервы представлены золотом, расположенным в хранилищах ЦБ на территории России, и инструментами, номинированными в китайских юанях. Есть еще 17 млрд СДР, специальной расчетной валюты МВФ, и небольшое количество наличной валюты. А количество юаней сегодня уже больше, чем в последнем отчете Банка России на середину прошлого года.

Далее отмечается, что ликвидность неблокированных резервов разная для разных составляющих, но конвертировать их в доллары или евро в случае необходимости будет возможно. Способов достаточно — не только продажа, но и свопы, кредиты под залог с центральными банками стран, не поддержавших санкции, в частности с Народным банком Китая.

«Другое дело, что тратить оставшиеся резервы на критический импорт, поддержку валютного рынка или другие срочные надобности нет никакого смысла: текущих поступлений от экспорта будет вполне достаточно. Причина — обвал импорта. Он неизбежен по комбинации рыночных причин (имеются в виду скачок курса, пересмотр инвестиционных планов и другие истории) и рукотворных причин — ряд поставщиков из стран-санкционеров сворачивает поставки под нажимом регуляторов либо по собственной инициативе.

Плюс к тому сильно ограничится туризм в Европу. В результате Россия уже в ближайшие месяцы гарантированно получит переукрепленный платежный баланс даже в случае снижения стоимости экспорта на 30% — в качестве стрессовой гипотезы на это закладываются аналитики в случае объявления Россией либо Западом эмбарго на поставки наших энергоносителей в ЕС. И даже в этом сценарии не понадобится каких-то экстренных мер по отказу от валютного рынка, переходу к нормированию распределения валюты, квотированию продаж наличной валюты, директивному курсу рубля.

Это все лишнее. Для поддержания текущей сбалансированности валютного рынка вполне достаточно тех оперативных мер, которые были приняты на прошлой неделе: возвращения порядка обязательной продажи валюты экспортерами (в размере 80% выручки) и выборочных, дозированных ограничений по переводу безналичной и наличной валюты за рубеж», — констатирует автор.

«Равновесный» уровень обменного курса с учетом высоких мировых цен на сырье, сжатия импорта и сокращения вложений резидентов в иностранные активы в условиях уже введенных санкций может быть оценен в 75−80 рублей за доллар, считает автор статьи.

Откуда же наблюдаемый скачок курса, задается он вопросом.

«С одной стороны, есть ажиотажный спрос, который, впрочем, уже сбит грамотными действиями денежных властей, с другой — с предложением валюты в моменте есть технические сложности. ВТБ, обслуживающий значительную часть российского экспорта, подпал под блокирующие санкции. Нужно некоторое время для перевода контрактов в другие банки.

Часть компаний-экспортеров нервничает, держит выручку на своих иностранных трейдерах. И третье. Только что введены разнообразные масштабные санкции, западный комплаенс пока ни в чем не разобрался, практически все платежи в адрес России заморожены до выяснения обстоятельств. Через какое-то время настанет ясность, разрешение будет получено, вся эта выручка начнет поступать.

А еще через какое-то время, повторяю, мы реально не будем знать, что делать с валютой, потому что она превращается в фантики. Как еще назвать нечто, что мы, получая в обмен на наш экспорт, не можем потратить? Валюты стран-санкционеров решениями их правительств становятся токсичными для нас.

Возникает вопрос: а зачем с этим партнером продолжать вести торговые отношения? „Ядерные“ санкции Запада стратегически приближают крах американоцентричной валютной системы. Она пока не разваливается, но крошится. Треснула, как упавшее зеркало.

Наверняка уже сейчас центральные банки по всему миру пересматривают риски вложений в доллары и евро», — полагает Александр Ивантер.

«Наша реакция на финансовые санкции должна быть спокойной, но решительной. Будем делать, что делали: увеличивать долю расчетов в торговле со странами за периметром санкций в национальных валютах. Только если раньше это был почти академический посыл, долгосрочная цель, то теперь это императив практики. Если раньше Китай, например, сопротивлялся переходу в расчетах за энергоносители с долларов на наши валюты, то сейчас у нас выбора не будет. Возможно, пригодится и цифровой юань.

В принципе, это единственный в жизни шанс для Китая, чтобы превратить юань в одну из мировых валют. Прямо сейчас для многих стран наступает момент истины: с кем они? Яркий пример — Южная Корея, которая сначала заявила о полной поддержке США, а затем добилась изъятия всех поставок своей потребительской электроники и автомобилей в Россию из санкционных ограничений.

Серьезный выбор стоит, например, перед бразильской Embraer: поставлять свои самолеты в Россию или нет? У них это life-time opportunity, другого шанса может и не быть. И это, безусловно, стратегическое решение, которое Embraer будет очень серьезно взвешивать. Если его взвесят неправильно, то придется жалеть все оставшееся время», — обрисовывает перспективы автор.

По его мнению, на Западе сейчас рисуют картинку, что весь мир выступил против России и нас отгораживают непроницаемым забором от остального мира. «Это неправда. Забор Запад действительно строит коллективными усилиями; по одну его сторону — миллиард населения и половина глобального ВВП, по другую — шесть миллиардов населения и вторая половина ВВП. Россия не в одиночестве», — уверен Александр Ивантер.

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»